head_tna_b

Новости

Пласидо Доминго в «Татнефть Арене»: три дирижера, три солиста и аншлаг. 23.05.2014

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

ЛЕГЕНДАРНЫЙ ИСПАНСКИЙ ТЕНОР ПОЗНАКОМИЛ КАЗАНСКУЮ ПУБЛИКУ С САРСУЭЛОЙ И САМОЙ КРАСИВОЙ ОПЕРНОЙ ПЕВИЦЕЙ

Переполненный зал, до отказа забитая автостоянка возле «Татнефть Арены», сотни дам в вечерних нарядах — все это вчера было элементами сюжета под названием «Концерт Пласидо Доминго», безусловно, ставшего для Казани событием года. Почему оркестр однажды прервал игру, как можно одновременно петь и дирижировать и чем потряс знаменитый певец и дирижер казанцев, узнавала корреспондент «БИЗНЕС Online», побывавшая на концерте.

Пласидо Доминго начал концерт с арии Жерара из оперы «Андре Шенье» Nemico bella patria — начал страстно и драматично

АНШЛАГ НЕ ТОЛЬКО В ЗАЛЕ, НО И... В РЕСТОРАНЕ

Культуртрегерская миссия 73-летнего Пласидо Доминго в Казани могла быть признана успешной еще до вчерашнего масштабного концерта в «Татнефть Арене». Великий тенор провел в столице Татарстана несколько дней, успев встретиться с высокими чинами республики, прогуляться по городу и даже сыграть в футбол на стадионе «Казань Арена». О визите легенды оперной сцены местные СМИ говорили и писали достаточно, так что многие горожане могли для себя всерьез открыть имя одного из главных певцов второй половины XX века. Доминго замечательно чувствует себя в России, все-таки пресловутый «железный занавес» в СССР меньше всего мешал культурным связям именно в части классического искусства, поэтому испанец впервые был в нашей стране еще в 1974 году. Один из соотечественников героя культурной Казани последних дней, еще ребенком приехавший в Советский Союз из-за гражданской войны на родине и проведший много лет в Москве, рассказывал истории, случавшиеся со знаменитыми певцами в стране развитого социализма. Например, как не взлетал самолет, потому что для главного VIP-пассажира Монсеррат Кабалье не нашлось дополнительного ремня безопасности, или как Доминго, потерявший где-то между Москвой и Ленинградом свой концертный костюм, покорно ждал багаж в аэропорту. К тому же в репертуаре одного из «трех теноров» всегда присутствовала русская музыка, а партии Германа в «Пиковой даме» или Ленского в «Евгении Онегине» относились к коронным.

Конечно, на восьмом десятке трудно оставаться лучшим певцом мира, Казань пока может только мечтать о выступлениях самых востребованных теноров современности вроде Роберто Аланьи или Йонаса Кауфмана, но Доминго — это легенда из легенд, абсолютная величина, чему свидетельством было, к примеру, небывалое количество различных телекамер, снимавших концерт. И конечно, огромный зрительский интерес. Зал был полон, причем дисциплинированная оперная публика заняла места согласно купленным билетам или пригласительным заранее, так что, оказавшись перед входом в «Татнефть Арену» за пару минут до заявленного времени начала концерта, можно было не увидеть привычной для такого масштабного мероприятия толкучки возле турникета, да и пробираться на собственное место в центре ряда приходилось рассыпаясь в извинениях соседям за причиненные небольшие неудобства. Оказалось, что за час до начала рестораны рядом с местом проведения концерта тоже были полны — люди в вечерних туалетах явно коротали время, приехав чуть раньше на выступление великого тенора. Официанты просто сбивались ног, и найти свободный столик было делом непростым. Наконец, за полчаса до выхода на сцену Доминго и компании уже была переполнена автостоянка перед «Татнефть Ареной».

Бисы длились более 40 минут — это был почти что рекорд

Все билеты концертное агентство «АртОтдел», проводившее в Казани выступление Доминго (концерт, кстати, был организован при активной поддержке президента Татарстана), распродало за несколько дней. Среди зрителей были 1800 учителей музыки, чьи билеты оплатили спонсоры, привлеченные мэрией Казани в связи с Годом культуры. Кроме того, депутат Госдумы Ирек Богуславский оплатил билеты для 700 учителей из районов республики, что, кстати, очень понравилось Доминго, который на пресс-конференции перед репетицией в ГБКЗ им. Сайдашева сказал, что «именно с таких учителей музыки и начинается наша карьера».

На подступах к «Татнефть Арене» несколько меломанов с надеждой в голосе спрашивали сакраментальное: «Нет ли лишнего билетика?»

Ильдар Халиков с супругой

СУДЬБА НАМ УЛЫБНУЛАСЬ

Глядя на программу концерта, стало понятно, что испанский гость отошел от формата the best of оpera, не предлагая публике исключительно главные, хорошо всем известные оперные шлягеры. Концерт начался более чем экспрессивно — оркестр (а за пультом в этот момент находился его художественный руководитель Александр Сладковский) исполнил увертюру к опере Джузеппе Верди «Сила судьбы» и сразу же задал определенный тон, словно пообещав публике накал страстей, что в результате мы и наблюдали в течение трех часов. Был в этом исполнении и хорошего тона пафос, и шквал эмоций, словно нам дали своего рода музыкальный эпиграф к концерту. Отзвучали первые аплодисменты нашему оркестру, место за пультом занял дирижер Юджин Коэн, кстати, аккомпаниатор самой Марии Каллас. А на сцене появился герой вечера, человек, ради которого все мы собрались, — маэстро Пласидо Доминго. Элегантный черный костюм, светлый платочек в тон рубашки в кармане пиджака, благородная седина.

Доминго немолод, мало кто из певцов сохраняет в таком возрасте способность петь. Но уже с первых фраз арии можно понять, что он в хорошей форме. Конечно, голос в таком возрасте звучит иначе, чем в 30 или 40 лет, но есть нечто иное. Это необычайное вокальное и актерское мастерство, это темперамент и харизма. А вокал... Вчера казанцы убедились, что есть певцы, для которых возраст будто бы и не существует. И Доминго — один из них.

Он начал концерт с арии Жерара из оперы «Андре Шенье» Nemico bella patria — начал страстно и драматично, зал буквально взорвался аплодисментами. И вот уже на сцене одна из протеже Доминго, молодая певица из Казани Аида Гарифуллина. Она победила в этом году на конкурсе «Опералия», который проводит знаменитый тенор. Именно благодаря приглашению Аиды Доминго и приехал в Казань.

52054.jpg
 Во время этого дуэта Аиды Гарифуллиной и Владимира Дмитрука место за дирижерским пультом занимает сам Пласидо Доминго

Аида выглядела великолепно: тоненькая, стройная, с гладко зачесанными волосами, в кружевном платье цвета мяты (этот цвет — тренд нынешнего лета), из украшений на певице были браслет и длинные серьги. Вальс Джульетты из оперы Шарля Гуно «Ромео и Джульетта» — пожалуй, это был лучший выбор. Очарование голоса, очарование юности, колоратура, передающая шаловливость Джульетты в этом фрагменте. Все это ложилось на молодость и трепетность самой певицы.

Надо отдать должное Гарифуллиной — она предстала в концерте разной. После вальса Джульетты она, например, исполнила каватину Нормы из одноименной оперы Винченцо Беллини — одну из сложнейших в мировом репертуаре для сопрано. Casta diva — это обращение Нормы к богине. Оно и молитва, и просьба, и размышление. Мы знаем, как пели Норму Мария Каллас и Анна Нетребко, но включить это произведение в свой репертуар молодой певице — для этого нужны большая смелось и мастерство.

А дальше наступило время Верди. Два дуэта одной из самых красивых его опер «Риголетто», по сути, словно перенесли нас в настоящий театральный зал. И пусть не было декораций и костюмов той эпохи, в которую жили герои оперы, перед нами была та самая «правда чувств», ради которой мы приходим в театр.

  

Дуэт Джильды и Риголетто драматичен. Дуэт Джильды и Герцога полон романтики и радости от нахлынувшей внезапно любви и ожидания счастья. Риголетто (Доминго) бережно выводит на сцену любимую дочь Джильду (Гарифуллину). В этом дуэте его домината — любовь к дочери и страх за нее. Какими-то неуловимыми мазками певец рисует образ, и мы можем представить, каким был его трагический шут в театральной постановке.

Во втором дуэте парию Герцога исполнил тенор из Минска, победитель «Опералии» Владимир Дмитрук, его также опекает Доминго. Дмитрук стал одним из открытий вчерашнего концерта, он обладатель сильного голоса с крепкими «верхами», очень непосредственный и артистичный.

ELG_7586.jpg
Минтимер Шаймиев был среди зрителей

Во время этого дуэта место за дирижерским пультом занимает сам испанец — дирижирование, это еще одна ипостась творчества маэстро. Кстати, встать за дирижерский пульт ему часто предлагает сам Валерий Гергиев, Доминго нередко дирижирует оркестром во время спектаклей в Мариинском театре.

ТОЛЬКО У ИСПАНЦЕВ

В антракте можно было получше рассмотреть публику, пришедшую на концерт. Было непривычно много для «Татнефть Арены» красивых вечерних платьев, хотя по-настоящему возможности продемонстрировать всё их великолепие ледовый дворец не позволил, поскольку просто не приспособлен для этого. В фойе было очень тесно, коллега простояла в очереди в буфет все двадцать минут перерыва, после чего наградой ей стал последний на прилавке надломленный эчпочмак. Организаторы не оказались милостивы к публике и к моменту заявленного окончания антракта погасили свет, хотя ещё добрая половина зрителей бродила по коридорам. В итоге Доминго пел очередную вердиевскую арию из оперы «Эрнани» под аккомпанемент из стука шагов, а народ пробирался на свои места при помощи света от мобильных телефонов. Но на фоне искусства, лившегося со сцены, всё это выглядело мелочами жизни, не более того.

Три дирижера: Пласидо Доминго, Александр Сладковский и Юджин Коэн 

Кульминация второго отделения — дуэт Виолетты и Жермона из вердиевской «Травиаты». Гарифуллина — в платье цвета мака, нежная и трагичная. Красный цвет словно подчеркивает драматизм ситуации. Жермон — Доминго поначалу чуть наступает, требует оставить сына, но в какой-то момент вдруг понимает, что рушит любовь. Доминго прячет темперамент, но он все равно ощущается, его Жермон мудр, он благороден, но он раб условностей. Аида-Виолетта — трогательная и сильная. И если Доминго продемонстрировал публике полноценный образ, у молодой певицы был только эскиз. Это и понятно, но этот эскиз дает надежду, что если все сложится, партия Виолетты в репертуаре Гарифуллиной будет далеко не проходной. Дуэт завершается под шквал аплодисментов, оркестр встает, музыканты аплодируют стоя. Второй дуэт — Церлины и Дон Жуана из моцартовского «Дон Жуана» — полярен вердиевскому. Он «прозрачен», игрив, как и подобает, когда певцы исполняют Моцарта. Мы же в этот момент открываем нового Доминго — он просто чарующе-обольстителен. Второе отделение подарило казанцам и замечательно исполненную Владимиром Дмитруком арию Ленского, и совсем уж неожиданную «Нежность» Александры Пахмутовой Гарифуллиной.

Сарсуэла — этот жанр есть только в Испании, он объединяет вокал, танец и народную драму. Сарсуэла — это было поначалу местечко под Мадридом, где играли эти спектакли. Естественно, что испанец Пласидо Доминго не мог обойти вниманием жанр, столь популярный у него на родине, и исполнил арию из сарсуэлы «Хозяйка таверны». И вот здесь певец показал такой темперамент, такую силу своего голоса, что все разговоры о возрасте стали просто вздором. Он действительно берет свои знаменитые верхние ноты!

  

Зал и оркестр встали, музыканты стучали смычками — высшая похвала у оркестрантов. На сцену вышли все участники концерта, из-за кулис в это время потянулась длинная процессия с цветами, но концерт еще не окончился. Охапок цветов было так много, что их складывали у ног артистов. Правда самих зрителей на сцену не пускали, и было не очень приятно наблюдать, как дюжие молодцы из охраны не пускают пожилую даму, которая настойчиво хотела поднести скромный букет роз своему кумиру Доминго лично. Дальше шли бисы, они длились более сорока минут — это был почти что рекорд. Впрочем, меломаны знают — длинные бисы Доминго, это его фишка. Это — своего рода его игра со зрителем.

СПОЕМТЕ, ДРУЗЬЯ?

Доминго бисирует, он выходит на сцену один и вдруг, почти под сурдинку, медленно-задумчиво начинает Besame...besame mucho... Зал ревет от восторга. Дирижёр Коэн оборачивается к публике и вместе с Доминго начинает дирижировать зрителями. И несколько тысяч человек послушно, словно ученики, повторяют за маэстро Доминго слова песни.

«Целуй меня, целуй меня крепче!» — так в переводе звучат первые строчки песни, написанной в жанре болеро в 1940 году испанкой Веласкес и обошедшей весь мир. И в этой песне, в этом, казалось бы банальном шлягере, Пласидо Доминго раскрывается весь — он страстен, он ироничен, он вальяжен, он сводит с ума. Голос ласкает и обволакивает.

Все участники концерта по очереди бисируют. Надо отдать должно выдающемуся испанцу. Разогретая публика уже была готова к «Очи чёрные» или «Подмосковным вечерам», но оперный гений предпочёл «Богему» и «Джанни Скикки». В какой-то момент, когда на бис выходит Гарифуллина, оркестр начинает играть и вдруг останавливается. Оказывается, что на сцену выбегает крошечная девочка, хоть кому-то удалось добраться до сцены, с крошечной корзинкой с цветами и, не замечая, что номер уже начался, подбегает к певице. Что тут поделаешь? Аида берет корзинку, целует девчушку, и она, радостная, под аплодисменты, убегает со сцены. А оркестр начинает играть вступление во второй раз.

Бисы идут уже более получаса, наконец, солисты уходят, место за пультом занимает Сладковский, и на зал буквально обрушивается лавина звуков — ГСО РТ исполняет свою визитную карточку — «Стан Тамерлана» Александра Чайковского. Все правильно, оркестр, сопровождавший певцов весь вечер, имеет право на сольный и красивый номер.

  

Но вот на сцене снова и Аида, и Дмитрук, а Доминго берет в руки дирижерскую палочку. Ну конечно, нет ничего лучше для мажорного финала любого классического концерта, чем «Застольная» из первого акта «Травиаты»! Любовный диалог, эта радость от того, что пробежала искра — Гарифуллина и Дмитрук обмениваются «репликами».

Маэстро Доминго дирижирует, в какой-то момент оборачивается и, не переставая управлять оркестром, начинает петь, деля фразы с Дмитруком. И вот уже три голоса — два мужских и женский — переплетаются, ликуют, а публика слушает стоя, а потом еще долго-долго аплодирует.

 Кульминация второго отделения — дуэт Виолетты и Жермона из вердиевской «Травиаты»

«КАКОЙ „СПАРТАК“, КОГДА ТУТ ПЛАСИДО ДОМИНГО!»

После концерта, среди воодушевлённой публики, которая не особенно торопилась покидать зал, корреспондент «БИЗНЕС Online» заметил экс-главного наставника футбольного «Рубина» Курбана Бердыева, который выглядел прекрасно отдохнувшим и даже немного помолодевшим за время паузы в своей тренерской карьере:

— Курбан Бекиевич, вы будете тренировать московский «Спартак»?

— Какой «Спартак», когда тут Пласидо Доминго!

— А как вам Аида Гарифуллина?

— Я её хорошо знаю, но сегодня просто поразила своим талантом и мастерством!

Сам же заслуженный испанец накануне был разным — страдающим Риголетто, страстным Жераром, рабом чести Жермоном, обольстительным Доном Жуаном. Он выводил на сцену представителей молодого поколения певцов — своих подопечных, и было видно, что маэстро Доминго относится к ним и как к ученикам, с заботой, и как к коллегам — с уважением. Доминго поражал и совершенством техники, и лаконичной актерской игрой, возможной в формате концерта. И, главное, мы услышали, что знаменитый доминговский «бархат» в голосе, он существует, он есть до сих пор. Тот самый «бархат», от которого меломаны всего мира теряют головы.

Russian English French German Italian Portuguese Spanish

Вопрос Генеральному директору ТАТНЕФТЬ АРЕНЫ Святову А.А.

Форма входа